Школа журналистики имени Владимира Мезенцева. Выпуск' 2008
Меню сайта
Категории раздела
ДОМЖУР [4]
О нас пишут [0]
Нам пишут [0]
Наши гости [0]
Путешествия в СМИ [0]
Конкурс «ЮНЫЕ ЖУРНАЛИСТЫ РОССИИ» [10]
Информация о конкурсе и материалы лауреатов
Статистика
Главная » Статьи » ДОМЖУР

ПОДГОТОВКА ЖУРНАЛИСТОВ: ОБУЧЕНИЕ ИЛИ ВОСПИТАНИЕ?

В чьих же руках столь грозное оружие? Кто эти люди перед камерами и с микрофонами, обладающие подобным могуществом? Каким нравственным законам они служат? А самое главное, каким будет следующее поколение журналистов? Как их готовить – обучать или воспитывать? Кому доверено столь ответственное дело?

Сегодня все государственные учебные программы безнадежно устарели.

В стране нет больше образования, а есть образовательный бизнес.

Это относится не только к частным вузам, но и самым престижным журфакам в государственных университетах.

Причем, любопытно – дети миллионеров учатся на бюджетном отделении, а ребята из малообеспеченных семей – на платном.

Большинство ведущих журналистов-практиков в диапазоне от Татьяны Митковой и Михаила Леонтьева до покойного Александра Евгеньевича Бовина утверждали – факультет журналистики журналисту не нужен.
У нас — самообразующая профессия. И каких высот ты не достиг бы, всё равно продолжаешь учиться.

В Германии, например, вообще нет факультета журналистики!

Откуда же набираются специалисты? Если брать систему высшего образования, то это два факультета: факультет филологический, что естественно, а второй факультет — редакторский. А ремесло, которое вбирает несколько направлений и специализаций, преподается в местных школах журналистики при крупных газетах.

Выпускники таких школ — очень ходовой товар для СМИ.

С годами профессиональный багаж только наращивается. А потом уже получают дополнительное высшее образование, и не всегда, редакторское или филологическое.

В самом деле, для того, чтобы получить права, надо пойти поучиться в школе, откатать несколько часов с инструктором, и только потом тебе вручат водительское удостоверение.

Высшего водительского образования получить невозможно. Нельзя так же сказать — бакалавр водительского дела. Это что, недоученный магистр? Есть просто навык, который приобретаешь, а потом им умело пользуешься. Вот подход к журналистике в Германии примерно такой же.

У нас надо, конечно, всё подогнать под академический уровень. Если бы существовала школа дураков, то со временем из нее непременно сделали бы и университет.

На журфаке очень кичатся тем, что дают фундаментальное гуманитарное образование. А на практике уровень эрудиции и образованности выпускников ужасает всех работодателей. Студенты не знают даже произведений из школьной программы.

Именно поэтому Садовничий пошел на беспрецедентный шаг – открытие в МГУ второго журфака – факультета тележурналистики. Его создание инициировали руководители трех основных телеканалов, обеспокоенные подготовкой кадров для своих компаний.

Конечно, у Малкина, Эрнста и Добродеева значительно больше средств и возможностей, чем у Засурского. Однако заоблачные цены обучения уже сегодня заставляют предположить, что речь снова идет не об образовании, а об образовательном бизнесе. Или, говоря иначе, происходит слияние образовательного и информационного бизнеса, как теперь стали именовать журналистику.

Безусловно, можно научить третьекурсника вести репортажи из Венской оперы, монтировать и передавать информацию с помощью новейших технологий, но вопрос еще и в другом – кто и как отбирает информацию? А самое важное, в чьих интересах?

Иной путь избрали в РИА «Новости». Там тоже не удовлетворены подготовкой специалистов в МГУ.

В агентстве для выпускников, пришедших на работу, создана школа молодых журналистов. В ней приходится доучивать корреспондентов и редакторов.

Обучение, точнее, доучивание проводится с учетом специфики работы в информационных агентствах. Преподавателями же работают сами апеэнщики (раньше РИА «Новости» называлось АПН — «Агентство печати «Новости» — Сайт.) – лучшие корреспонденты и редакторы, фотографы с мировыми именами… Читаются страноведение и иностранный язык, совершается погружение в информационную журналистику.

За это в РИА «Новости» не только не берут денег, но сами выплачивают солидную стипендию. Но тогда, спрашивается, зачем нужны журфаковские дипломы?

Главный редактор Главной дирекции международного сотрудничества Сергей Петрович Жирнихин лично руководит школой. Кому как не ему знать, какие именно специалисты требуются агентству.

Школа существуют менее года, однако уже на сегодняшний день группа насчитывает около сорока человек.

«Вначале у нас было два пути решения проблемы кадрового голода: либо переучивать уже готовых специалистов под работу в информационных агентствах, либо брать молодой контингент, — рассказывает Жирнихин. — Выбор пал на второе».

Желающие должны учиться на 5-ом курсе вуза, либо уже закончить обучение, так как работа требует хотя бы четырёх из пяти рабочих дней нахождения непосредственно в РИА.

Главным требованиям для «школьников» является наличие не менее двух рабочих иностранных языков. Причём, что было особенно оговорено, английский язык — не обязателен. Конечно, помимо этого важно рвение и здоровый интерес к профессии, а именно активность. Как заметил Жирнихин, там, где у всех мягкое место, у нас, журналистов, должен быть пропеллер.

РИА «Новости» подстраховывается. Ученики заключают контракт, который предусматривает, что после обучения они обязаны не менее трёх лет проработать в агентстве.

И это правильно. Не секрет, что даже после окончания факультета международной журналистики МГИМО лишь 10 процентов выпускников идут работать по специальности.

Профессионалы хорошо знают, как манипулировать самой честной, самой правдивой, самой объективной информацией.

«Новые технологии не мешают подделывать новости, этим грешат как российские, так и американские журналисты» — признавался декан факультета журналистики МГУ Ясен Засурский в своем докладе на проходившей в Москве двухдневной Международной конференции «Журналистика на перепутье: опыт России и США», которую совместными усилиями провели кафедра зарубежной журналистики МГУ и Школа журналистики Университета Миссури, США.

В своем выступлении Засурский отметил, что журналисты делают это не только для того, чтобы получить большие гонорары, но и с целью угодить олигархам или государству.

Здесь не грех вспомнить о позабытых понятиях, с которых начинался золотой век перестроечной журналистики – социальной справедливости и гражданской позиции журналиста.

Сегодня о них не услышишь ни в одном вузе, воспитанием и формированием личности никто не занимается, да и при стремительности нынешней акселерации, обработке сознания чуть ли не с дошкольного возраста электронными СМИ, в институте за это браться уже поздновато.

Порвалась связь времен. Журналистика XXI века будет говорить на другом языке. Наши дети будут читать другие книжки или не читать их вовсе.

В лучшем случае «великий и могучий» сменится компьютерным сленгом, в худшем – журналист заботает по фене, что нынче уже и происходит на отдельных развлекательных каналах, где кумиром для подражания – Ксения Собчак.

Могут ли противостоять подобному агрессивному натиску лишь курсы лекций по «античке» и древнерусской литературе журфаков? Увы, нет.

Нужны ли они? Безусловно. Но кого учить подобным дисциплинам?

Эталоном журналистского образования для всего мира называют школу журналистики в университете Миссури.

Она была открыта в 1904 году и сегодня считается старейшим в мире вузом такого рода.

Декан-основатель Уолтер Уильямс утверждал, что обучение журналистике должно носить профессиональный характер и проводиться в университете.

Исходя из этих благих целей, он и дал начало собственному миссурийскому методу подготовки специалистов для СМИ.

О журналистах, обучающихся в Миссури, говорят, что они крепкие репортеры. И это определение не случайно.

В университете издается ежедневная газета «Миссурийские колумбийцы», которую от корки до корки готовят к выпуску сами студенты.

Объемы газеты колеблются от 48 полос и выше.

Как положено по американской традиции, самый толстый номер выходит в субботу.

Он состоит из нескольких тетрадок, включающих в себя все от политики до спорта плюс множество тоненьких полурекламных, полуразвлекательных приложений.

Общий объем может достигать двухсот-трехсот страниц (это зависит от объемов рекламы).

В этом же студенческом издательстве выходят еще три ежемесячных журнала, и ряд межфакультетских газет.

«Миссурийские колумбийцы» имеют и прямого конкурента. В городе со стотысячным населением выходят две ежедневные газеты. Причем та, что делается студентами, – старейшая. Она ровесница самой школы журналистики.

Штат газеты – 230 сотрудников, обновляется каждые полгода-год.

По словам главного редактора этого уникального полустуденческого, но профессионального издания Тома Варховера, в центре журналистского образования находится газета.

Работа в газете – это прохождение ряда спецкурсов, а, значит, и кредитных часов, среди которых могут быть дизайн, фотожурналистика, редакторское дело, газетный репортаж, веб-журналистика.

Студентам не доверяют только работу с рекламой – клиенты требуют постоянного внимания. А студенты, пройдя свои спецкурсы, уступают место младшему поколению.

«Самое сложное в нашей работе – это период, когда уходят повзрослевшие ребята, а на смену им приходят те, кто еще ничего не умеет и не знает в профессии», – поделился своими профессиональными секретами Том Варховер. – «Такой «кризис» мы переживаем каждый год. И на этот случай всегда держим «кубышку» с запасами статей, написанных студентами во время зачетно-экзаменационной сессии, или ставим больше материалов из информационных агентств. Подключаются и наши педагоги».

Дело в том, редакторы отделов в газете являются по совместительству и университетскими преподавателями. Поразительно быстро студенты набираются профессионального мастерства.

Знаменитое 11 сентября сделало знаменитой и газету – журналистская группа отработала настолько оперативно, что одной из первых в стране выдала информационные и аналитические материалы о разрушенных «близнецах». За это редакция газеты получила специальную журналистскую награду от штатов Канзас и Миссури.

Миссуриский метод применяется не только в обучении газетчиков.

При университете работает телевизионная станция, которая входит в национальную телевизионную сеть NBC.

Студенты готовят ежедневные выпуски новостей, пишут сценарии для телевизионных программ, снимают, монтируют, работают в прямом эфире…

«Вот только жаль, что у нас нет вертолета», – выразила сожаление выпускница университета мексиканка Анита Руен.— «Тогда мы могли бы летать по штату и делать репортажи из различных уголков Миссури».

А что мы видим на нашем журфаке?

На первом курсе студенты должны снять телевизионный сюжет, подготовить радиопередачу и выпустить факультетскую многотиражку с громким названием «Журналист».

Это беззубое, прилизанное издание выходит уже 50 лет и воспринимается исключительно как обязаловка, необходимая для получения зачета. Пожалуй, кроме авторов, ее никто и в руки не берет.

Студенты отстранены даже от макетирования.

Сегодня МГУ заключил договор со Школой в Миссури, и теперь они совместно будут работать над реформированием российских учебных планов и государственных стандартов по обучению журналистике.

Конечно, у нас другая материальная база. Но разве даже учебный телецентр не мог бы регулярно выпускать яркую молодежную телепрограмму? Неужели три тысячи студентов факультета не способны создать ни одного интересного газетного номера, насыщенного сенсациями, новостями, бомбами, заставляющими привлечь внимания хотя бы собственных однокурсников?

С давних времен ломают шапку перед иностранцами. Вот и теперь поехали перенимать опыт в Миссури. Да, для того, чтобы постичь элементарные истины не надо иметь семи пядей во лбу и покидать Моховую.

Будущего журналиста надо учить, прежде всего, на журналиста.

Беда в том, что наши журфаки родились на базе филологических факультетов. А это совсем не то, что требуется для профессии.

И еще… Руководителями журфаков должны быть профессиональные журналисты, а не академики с толстым задом – теоретики от журналистики.

Я часто повторяю своим ученикам и студентам: «Принесите мне тему, и я сделаю из вас журналиста».

С этого начинается профессия – профессия удивлять, ошарашивать, добывать новости. Но на факультете журналистики этому не учат.

В Америке и Европе факультеты журналистики — это учебные заведение, куда принимают уже с высшим образованием и учат исключительно специальности.

Однако готовить журналистов, на наш взгляд, надо начинать значительно раньше – со школьной скамьи.

Пять лет назад в Москве начался эксперимент по внедрению профильного и предпрофильного обучения. Сейчас только в Южном округе столицы в нем участвует около 20 школ.

Во времена СССР считалось, что лучшее образование – всестороннее… Каждый школьник должен был равно хорошо знать науки и языки, быть столь же ценным работником, сколь отличным спортсменом. Да… Были времена…

Сегодня Россия идет по другому пути: ученик может «выбрать свое будущее». Все больше мы походим на Запад: предпрофильное и профильное обучение не за горами.

Мнения учащихся и преподавателей о новой системе положительные: дети не перегружаются, обучение стало легче, ведь дети учатся тому, чему хотят, увеличилось количество выпускников, поступающих в вузы; школа как социальный институт наконец-то начала выполнять данный ей социальный заказ.

Суть эксперимента в следующем. Исходя из выбранного профиля (он может быть любым по желанию детей, их родителей и возможностей школы: лингвистический, литературный, математический, экономический, исторический и т.д.), составляется учебный план, приоритет в котором отдается предметам профилизации.

Количество часов на непрофильные предметы сокращается. Чтобы не были ущемлены учащиеся, сдающие при поступлении в вуз такие предметы, после уроков для них организовываются элективные, то есть обязательные, курсы, программа которых не только восполняет недостающий учебный материал, но и углубляет его. Количество же часов профиля увеличивается в среднем на 10% — 20%.

Таким образом, решается несколько злободневных школьных проблем: уменьшается перегрузка детей, лучше усваивается содержание урока, повышается успеваемость, улучшается степень подготовки для поступления в вуз. (Не буду говорить о том, что пропасть между школьной программой и вступительными экзаменами огромна. Поступить в вуз без дополнительной подготовки невозможно).

Однако профильное обучение на журналистов не учит.

В госстандарте для колледжей даже нет такой специальности «журналистика». Зато есть пи-ар менеджеры.

В колледже при Институте гуманитарного образования приходилось лукавить. Записывали будущих журналистов пиарщиками и заставляли зубрить бухгалтерию.

Тем временем, во Франции медиаобразование охватывает не только школьников, но и дошколят. Это им жить в информационном пространстве XXI века.

Еще в 20-х годах во многих учебных заведениях Франции активно развивалось движение юных журналистов, которые с легкой руки знаменитого французского педагога Селестена Френе выпускали школьные, лицейские и университетские газеты.

В этой начальной стадии медиаобразование было направлено на критическое, активное осмысление средств массовой информации (в то время — в основном кинематографа и прессы).

Напомним, что критика есть искусство суждения.

Долгое время медиаобразование в школах было в основном факультативным.

Одна из первых попыток ввести изучение медиа в школьный учебный план была предпринята в середине 60-х годов. По инициативе Лионского Института языков и Лионского Католического университета программы медиаобразования были внедрены в 200 начальных школ и более 100 средних школ.

У нас подобного нет до сих пор.

С 1972 года медиаобразовательные аспекты были включены в программные документы Министерства образования Франции. А в 1976 году медиаобразование впервые официально стало компонентом национального учебного плана средних учебных заведений.

Начиная с 1979 года медиаобразование было поддержано сразу несколькими французскими министерствами. Например, вплоть до 1983 года при патронаже Министерств образования, развлечений и спорта осуществлялся проект «Активный юный телезритель».

Он охватывал очень широкие слои общества — родителей, учителей, организаторов молодежных клубов и т.д. Проводились исследования влияния телевидения на детскую и молодежную аудиторию, выяснялась роль ТВ в жизни молодых зрителей. Организация, возникшая на основе этого проекта, называется АРТЕ («Audiovisuell pour tous dans l'education» — «Аудиовизуальные медиа в образовании для всех»).

В рамках этого проекта школьники изучали различные формы медиа (прессу, рекламу, учебную литературу и т.д.), выполняли творческие задания и т.д.

Постепенно телевидение стали называть во Франции «параллельной школой».

В 1982 году в Париже был открыт Центр связи образования и средств информации (Centre de liaison de l'inseignement et des moyens d'information — CLEMI), получивший поддержку Министерства образования (директор центра — профессор Жак Гонне — J. Gonnet).

Главной целью КЛЕМИ стало развитие критического мышления молодежи по отношению к медиа.

КЛЕМИ проводит регулярные курсы для учителей, выпускает газеты и журналы, книги, освещающие проблемы медиаобразования, накапливает базу документальных ресурсов по проблемам медиакультуры и медиапедагогики.

КЛЕМИ работает не только с учителями, студентами и школьниками, но также с организаторами досуга, библиотекарями, журналистами.

Со времени своего основания Центр облегчает процесс внедрения все более современных медиа в процесс обучения.

В среднем за один год КЛЕМИ организует специальные курсы для 10-11 тысяч учителей. Примерная тематика этих курсов такова: «Медиа на уроке», «Как изображение используется в медиа?», «Телевизионная информация и Европа», «Репортажи, документация, педагогическое использование», «Учиться с новостями», «Чтение — в библиотеке и на уроке»…

Учителя вместе со своими классами посещают редакции газет, радио/телеканалов. После чего школьникам предоставляется возможность самим сделать небольшой выпуск новостей.

Главной для себя КЛЕМИ выделило работу с информацией, так как считает, что медиаобразование есть, прежде всего, гражданское воспитание,

Предполагается, медиаобразование должно позволить молодежи и сейчас и в будущем быть активными и ответственными гражданами, хорошо понимающими, как живет не только страна, но и остальной мир, как взаимосвязаны между собой все люди. Вот откуда такая тесная связь между медиаобразованием и гражданским воспитанием.

Заместитель директора КЛЕМИ Э.Бевор (E.Bevort) уверена, что медиаобразование необходимо молодежи потому, что их социализация в большей степени происходит через средства массовой информации.

«Медиаобразование — это образование, которое позволяет объяснять учащимся, что такое средства коммуникации, медиа, как они функционируют, как создаются сообщения, как эти сообщения распространяются, представляя собой совершенно особый тип реконструкции действительности».

Медиаобразование на материале прессы, по мнению директора КЛЕМИ Ж. Гонне (Jacques Gonnet), выполняет важную функцию «становления личности», способствует воспитанию ответственности за порученное дело, экспериментальному поиску, свободному самовыражению, раскрывает творческие способности, инициативу, критическое мышление.

В 1994-1995 годах сотрудники КЛЕМИ осуществляли исследовательскую программу, изучавшую влияние медиаобразования на школьников. В программе участвовали 55 учителей из 12 коллежей и 5 лицеев.

В частности, школьники выполняли цикл практических заданий, связанных с созданием газет, радиопередач (редактирование и сравнение текстов, создание программ новостей и т.д.).

В 1995, уже на международном уровне была развернута программа FAX, поставившая себе целью выпуск учащимися школьных газет, которые потом пересылались по факсу в разные страны и из разных стран. Сейчас эта программа вышла на уровень Интернета.

Показательным проектом в сфере медиаобразования во Франции является Неделя прессы в школе (Semaine de la Presse dans l'ecole), которая проводится с 1976 года.

При этом понятие «пресса» не ограничивается только лишь печатными медиа, оно включает в себя также радио или телевизионное вещание (преимущественно региональных станций). Неделя прессы нацелена на совместную работу школьников с профессиональными журналистами

Как правило, учащиеся сами должны выяснить способы функционирования медиа. Это происходит с помощью «learning by doing» (обучение через деятельность), в том числе в цикле имитационных творческих заданий.

В Неделе прессы, как правило, участвуют около 7000 французских школ. Так в 1996 году Неделей прессы было охвачено четыре миллиона школьников и 250 тысяч педагогов, около 600 средств информации (местных и региональных газет, телеканалов, радиостанций, издательств и т.д.).

Медиаобразование во Франции в основном интегрировано в обязательные школьные дисциплины (французский язык, история, география, иностранные языки, общественные науки и т.д.), хотя медиакультура изучается и в качестве курса по выбору.

Отдельные предметы по киноискусству, телевидению, журналистике и медиакультуре в целом читаются и во многочисленных специализированных лицеях и в университетах.

В старые времена в России при каждом университете существовала гимназия. Ее выпускники становились студентами, создавая костяк факультета.

Сейчас подобной практики, к сожалению, нет.

Школа юного журналиста, по словам Засурского, связана с МГУ лишь арендными отношениями.

Договоры о сотрудничестве, заключенные между журфаком и общеобразовательными школами, не выполняются или выполняются чисто формально.

Требовалась альтернатива.

Пять лет назад в Центральном Доме журналиста была открыта Школа международной тележурналистики, рекламы и паблик рилейшнз.

Профессиональная ориентация, практическая журналистика и, конечно, подготовка к творческому конкурсу на факультете журналистики МГУ – таковы главные цели учредителей школы.

Между прочим, ежегодно абсолютно все наши выпускники становятся студентами Московского университета. Однако, поступив в вуз, ребята продолжают посещать Домжур, ведь каждое занятие неповторимо, а подобную эксклюзивную информацию, причем, от лучших отечественных и зарубежных профессионалов, на журфаке не получишь.

Еженедельно главные редакторы, ведущие телепрограмм, известные журналисты, фотокорреспонденты, режиссеры, операторы проводят творческие встречи и мастер-классы.

Среди них – Л.П. Кравченко, Ю.Г. Кобаладзе, В.П. Шмаков, Г.Н. Селезнев, В.А. Гусев, В.В. Осьминин и даже В.В. Жириновский… А еще Юрий Гейко, Владимир Снегирев, Михаил Леонтьев, Елена Масюк, Андрей Гончаров, Лев Новоженов, Дмитрий Крылов, Владимир Мукусев, Дмитрий Захаров….

Лучшие профессора и преподаватели журфака МГУ Рудольф Андреевич Борецкий, Валерий Леонидович Цвик, Игорь Нухович Тхагушев, Михаил Алексеевич Огородников, Галина Перепичина, профессор Сорбонны Francois Haut, профессор школы Миссури Стюарт Лури читают лекции для домжуровцев.

С ними неоднократно встречались председатель Союза журналистов России Всеволод Леонидович Богданов, деканы журфаков МГУ и МГИМО Ясен Николаевич Засурский и Ярослав Львович Скворцов, зав кафедрой телевидения и радио МГУ Анна Григорьевна Качкаева…

Уроки в Домжуре проходят по воскресеньям. На них учат писать статьи, искать темы, не робеть перед телекамерой, владеть микрофоном…

Учеба максимально приближена к редакционной жизни. В Школе — свои «топтушки», планерки, пятиминутки, проводятся учебные пресс-конференции и просмотры.

Несмотря на то, что у нас лекционная форма обучения – все собираются в уютном концертном зале ЦДЖ, — с каждым ребенком ведется индивидуальная работа.

Занятия начинается с того, что новичок приносит 10 тем, о чем бы хотел рассказать в эфире или на полосе.

Мы отбираем 1-2 лучшие темы. И одновременно рассказываем, что такое информационный повод, лид, информационная насыщенность, что необходимо, дабы материал оказался на полосе или в эфире, каковы главные законы репортажа, в чем коварство интервью как жанра, куда лучше пристроить свое творение…

А затем будущий журналист пишет материал. Мы его правим, подсказываем, как улучшить, растолковываем первый закон информации «От главного – к второстепенному!», говорим о композиции, языке, стиле и совместными усилиями доводим «нетленку» до кондиции. А «кондиция» по-нашему – публикация в центральных СМИ.

В Домжуре многие впервые узнают о «Золотой розе» Константина Паустовского, «Испанском дневнике» Михаила Кольцова, «Москве газетной» Владимире Гиляровского…

Очень хочется, чтобы наши воспитанники знали и помнили телевидение минувшего века, знаменитых ведущих и журналистов Сергея Смирнова, Юрия Фокина, Алексея Каплера, Юрия Летунова, Евгения Синицина, Дамира Белова, Георгия Кузнецова…

Уроки телевидения начинаются с азов.

Первое задание называется «Автопортрет». Надо не оробеть перед телекамерой, подняться на сцену и рассказать о себе. А еще ответить на главный вопрос жизни «Почему нравится журналистика?»

В следующий раз слушатели готовят мини-программу «Время», состоящую из 3-4 информационных сообщений, и сами работают дикторами, авторами и ведущими. За камерой – тоже ученики.

Единственное условие – вся информация не должна соответствовать действительности, иначе говоря, надо талантливо и по возможности смешно соврать.

Зачем? Да поручи им делать настоящую программу «Время», и они сразу под копирку перепишут «взрослые» выпуски прямо с экрана. А тут самим требуется пошевелить мозгами, подделываясь под стиль информационного продукта.

А можно ли научить публицистике? Безусловно. Если воспринимать творчество как безграничную свободу.

С этой целью мы заставляем ребят вести дневники. В первую очередь читатель, слушатель и зритель ждет от нас доверительности, ждет правды… А ведь дневник – это разговор самим с собой. А себя самого не обманешь.

Тут мы не обращаем внимание на орфографию. Мы ждет от наших творцов безоглядности, искренности и бесстрашия. И это у них получается.

Нельзя забывать, «Былое и думы» Герцена или «Окаянные дни» Бунина – тоже дневники! На их примерах и воспитываем.

Великие писатели начинали с простейшего. Например, с элементарных писем. Сегодня эпистолярный жанр канул в лету. Его сменили шаблоны эсэмеэсок. Но ведь всем известно, хорошо пишет тот, кто хорошо думает, а не использует заготовки собственного мобильника.

В обязательном порядке домжуровцы пишут мне письма. О чем? О жизни, о школе, о России. В письмах они учатся осмысливать происходящее в душе и мире. А разве это не то, что и требуется публицисту?

Меня упрекают, что я нянчусь со своими слушателями. А как иначе? Журналисты – штучный товар!

Сегодня Домжур работает и за отдел практики, и за упраздненный отдел распределения МГУ.

Используя связи и знакомства, пристраиваем талантливых ребят в лучшие телекомпании, радиостанции, газеты, журналы, службы паблик рилейшнз.

Наши мальчишки и девчонки способны работать и работают в «КП», «Коммерсанте», «МК», на НТВ, «Первом канале». У некоторых этот процесс начинается с 10 класса.

Ребята печатают не только «информашки». Они работают в самых сложных жанрах – журналистском расследовании и очерке, порой занимая целые полосы в «Парламентской газете», «Трибуне», «Комсомолке»…

Возрастных ограничений не существует. Опыт показывает – шедевр может создать и третьеклассник.

Один из них Андрюшка Кучеров в этом нежном возрасте уже печатался в «КП» и «ЛГ».

Восьмиклассница Люба Требушкова – обладательница призов на всех всемирных фотовыставках.

Наша задача – лишь отыскать вундеркиндов и направить в нужное русло.

По признанию профессора вышеупомянутой школы журналистики университета Миссури Старта Лури, опубликованному в журнале «Москва и москвичи», по своей результативности Школа в Домжуре не знает себе равных не только в Европе, но и в Соединенных Штатах.

Не будем забывать, что лучшей школой для корреспондента любого СМИ, в том числе и электронного, по-прежнему остается газета.

Мы издаем собственную газету «Слово – за нами!»

Публикации в «Слове» – это своеобразные зачеты для учеников.

И газета, и ее электронная версия, тоже зарегистрированная как самостоятельное издание, давно завоевали внимание молодежной аудитории.

Сегодня школьники и студенты не читают газет, а нашу расхватывают, как горячие пирожки. Некоторые негодуют и проклинают, другие восхищаются, но никто не остается равнодушным.

Мы знаем — журналистика может быть любой, но только не интересной.

Такая газета нужна юным журналистам. На ее страницах они обсуждают творческие и молодежные проблемы, знакомятся со взглядами на профессию наших мэтров, получают важную информацию о рынке журналистского труда и журналистском образовании.

Заголовки говорят сами за себя – «Как поступить в МГУ и МГИМО?», «Без взяток и блата», «Как устроиться на работу в журнал, газету, на телевидение, радио?» и т.д.

По сути, «Слово – за нами!» стало молодежным дополнением журнала «Журналист». (Просьба не путать с одноименным журфаковским продуктом).

Газета распространяется во всех школах Москвы и Московской области, в МГУ и МГИМО, Домжуре и Союзе журналистов России, телецентре «Останкино», отечественных и зарубежных СМИ… Нас читают в Администрации Президента, Госдуме и Совете Федерации, правительствах Москвы и Московской области…

Впрочем, сегодня домжуровцы публикуются не только в собственной газете, и в одноименной Интернет-газете, но и во всех центральных СМИ. Диапазон — от «Правды» до «Коммерсанта»!

Теперь «Слово – за нами!» будет издаваться при участии Евразийской Академией. А академики Валерий Давидович Рузин, Игорь Нухович Тхагушев и Владимир Александрович Гусев включены в редакционный совет.

В будние дни, после уроков в обычной школе юнкоры сами отправляются в гости – на ознакомительную практику.

Она во много раз превосходит практику в МГУ, МГИМО и РГГУ вместе взятых.

«Российская газета», «Комсомолка», «Новая газета», «МК», «Парламентская газета», «Труд», «Коммерсант», радио «Юность», «Маяк», «Говорит Москва», телепрограммы «Время», «Сегодня», «Вести», телекомпании АТВ, ВКТ и ТВ Центр, московские бюро «Франс Пресс», радио «Свобода», «Би-Би-Си»… Таковы обыденные рутинные маршруты наших учеников.

На телевидении и радио главные режиссеры и продюсеры показывают аппаратные, монтажные, студии. Ученикам позволяется посидеть за режиссерским пультом и под юпитерами на месте ведущих.

В газетах юнкоров, как правило, принимает главный редактор. Он рассказывает об издании, знакомит с членами редколлегии, проводит по отделам.

Кого-то из школьников интересует политика, кого-то культура, кто-то увлекается спортом… Ребята получают задания, начинают печататься и зарабатывать первые гонорары.

Но это не предел. Мы внимательно присматриваемся к опыту коллег на сопредельных территориях.

В Центральной музыкальной школе при Московской консерватории на общеобразовательные предметы отводится 4 дня, а 2 дня – на специальность. Кроме того, ежедневно дома надо заниматься 3 часа музыкой. Вот бы так и в журналистике столько же времени и внимания уделялось творчеству и практическому освоению профессии!

Поэтому ЦМШ выпускает виртуозов, а журфаки – худых ремесленников, которых доводят до кондиции уже на производстве.

А взгляните, что происходит в медицинском образовании! В каждой клинической больнице есть кафедра. И каждый уважающий себя профессор готовит рядом с собой своих учеников. «Делай, как я!» — тут не пустые слова. От них зависит не только квалификация, но и наша жизнь.

Теперь представьте себе в роли подобного наставника юных журналистов Константина Эрнста или Александра Пономарева, Владимира Соловьева или Андрея Малахова… И уж совсем нелепо большинство профессоров и преподавателей факультета журналистики будут смотреться – в кресле главного редактора, за режиссерским пультом, в телевизионной студии или на выпуске. А ведь на них не меньшая социальная ответственность – формирование общественного мнения, а, следовательно, и самого общества.

Возвращаясь к проблеме довузовской подготовки, хочется сказать, что именно в этом нежном возрасте должны происходить не только профессиональная ориентация, но и отбор будущих журналистов.

С этой целью мы проводим ежегодный Всероссийский конкурс «Юные журналисты России»… Главная задача – выявить и поддержать молодые таланты. Пока это получается.

Сегодня в Евразийской Академии нами создана молодежная секция, организован специальный молодежный конкурс «Дебют».

Как привлечь к их работе молодежь?

Необходима договоренность с журфаком о приеме лауреатов без творческого конкурса. Подобная практика давно существует.

Кстати, в рамках «Дебюта» может проводится и наш Всероссийский конкурс «Юные журналисты России». Это привлечет к нам не только снимающих и говорящих в эфире, но и пишущих ребят, а их значительно больше, чем режиссеров, операторов и ведущих.

Конечно, у нас есть трудности с реализацией, финансированием, распространением. Будем решать их сообща. Зато нет проблем с перьями, поиском тем, стремлением самовыразиться на полосе. А ведь нынче всё это в великом дефиците даже у центральных СМИ.

Безусловно, нашему молодняку нужно свое помещение, где разместился бы свой штаб или клуб. Со временем он прирастет студией, аппаратной, озвучкой…

Короче, и проблем, и перспектив – уйма!

Речь идет о принципиально новом журналистском образовании. Каким ему быть, зависит и от нас с вами.

Владимир МЕЗЕНЦЕВ

Коротко об авторе

Журналист-оркестр. Обладает уникальным опытом работы во всех СМИ – на телевидении, радио, в газетах, журналах, паблик рилейшнз, Интернет — изданиях. Выступал во всех жанрах. Автор книг, вышедших в издательствах «Молодая гвардия», «Московский рабочий», «Детская литература». Автор документальных фильмов (ЦСДФ и «Первый канал»). Автор и ведущий телепрограмм «Мир и молодежь», «12 этаж», «Взгляд».

В 2001 г. создал факультет журналистики в Институте гуманитарного образования и стал его первым деканом. Профессор института повышения квалификации работников телевидения и радио. Пять лет вел самый посещаемый спецкурс по журналистскому расследованию на кафедре телевидения и радио журфака МГУ. Ректор школы международной тележурналистики, рекламы и паблик рилейшнз. Председатель оргкомитета Всероссийского конкурса «Юные журналисты России». Главный редактор газеты «Слово – за нами!». Академик Евразийской академии телевидения и радио.

www.szn.vip.su
russiabogatstvo@mtu-net.ru


Автор: Владимир Мезенцев

Категория: ДОМЖУР | Добавил: szn (05.12.2007)
Просмотров: 1120 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
You are welcome! cool

Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz